Топ детективов

Режим работы:

Рисунок1222

Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Избирательная комиссия РК

 b94e0c9c 72e8 41aa 8757 411b525468d6

Президент России

logo

logo 2097774 syktyvkar

image image 3010104

Видео- материал

Яндекс.Метрика

СХЕМА ПРОЕЗДА

Рисунок1

Логотип 100 лет РК

Филиалы

oldlogo 2x

Анкета

Анк

 

                                    

Поселок Пиня-из

Из книги "Вуктыл. Дороги, которые мы выбираем", глава 4

У каждого из нас есть своя малая Родина, которая дорога не меньше большой.

Стоит ли удивляться, что не хотят люди, чтобы исчезла с лица земли эта родина, чтобы не угасла память о ней в документах, сердцах людей.

Мы хотим привести письмо бывших жителей посёлка Пиня-из Г.И. Зеховой, Н.А. Мельниченковой, АС. Корытовой, А.Д. Каменской, У.Ф. Артемьевой и П. Маньяновой, М.М. Мартыновой, дочери репрессированного Матвея Петровича Корельского, опубликованное на страницах газеты «Сияние Севера», надеясь, что время расставит все на свои места.

«2001 год был богат на юбилеи, одно только 80-летие государственности Республики Коми чего стоит. Но была ещё маленькая годовщина, которую мало кто заметил 70-летие посёлка Пиня-из. Первое время он относился к Троицко-Печорскому району, потом к Усть-Усинекому, Кожвинскому, Печорскому, а сейчас входит в границы Вуктыльского района. Возможно большинство жителей района и не знают о его существовании. Мы напомним.

Морским пароходом из Архангельска по Белому и Баренцеву морям до Нарьян-Мара везли раскулаченных крестьян из Вологодской и Архангельской областей. В Нарьян-Маре людей пересадили на баржи. Это было в начале июля 1931 года прошлого века. Барж было шесть. Их тащили на буксире по реке Печоре два буксирных парохода «Социализм» и «Печорский пионер». Последние две баржи оставили в Новом Бору, две другие - в Песчанке, а две первые баржи, на которых ехали переселенцы с большими семьями, дотащили до деревеньки Усть-Воя. Июль уже был на исходе.

Высадили, выгрузили на берег под горой, где находилась деревенька из 6-ти домов. Четыре ночи ночевали под открытым небом на берегу, благо было тепло и не было дождей. Затем матерей с детьми вновь посадили на пароход «Социализм» и повезли в село Щугор, которое стояло в 30-ти километрах от деревни Усть-Воя.

Эти семьи поместили в большой сарай, на полу которого было разостлано сено, где все и спали вповалку. Потом людей разместили по квартирам. Взрослое население относилось к нам с пониманием, подкармливали нас молоком, хлебом.

В это время трудоспособных, оставленных на берегу под горой, тоже разместили по квартирам. Большинство же жило в часовне (5 километров от берега), в землянках и времянках. Трудоспособные были людьми деловыми - мастера на все руки. Площадка для будущего поселка была отведена в дремучем лесу, примерно в полутора километрах от деревни, вдоль реки Воя. Вырубали лес, корчевали, очищая площадку. Из вырубленных бревен строили бараки для жилья. Все были заняты работой. Женщины драли мох для строительства.

Работали все добросовестно, с раннего утра до позднего вечера, чтобы успеть до холодов перейти жить хоть в бараки. Построили баню, скотный двор, пекарню, столовую. Потом в бараках жили по 4-5 семей в одной комнате.

Тесно, но жили дружно, помогали друг другу. Трудно, голодно, тяжело, но не унывали. Жители посёлка выжили благодаря природе и трудолюбию. В лесу было много грибов, ягод. Делали заготовки на всю зиму. В речке Воя бреднем ловили малявок. В тридцатые годы природа была экологически чистой.

Осенью, в конце сентября - в октябре был второй привоз раскулаченных. Большинство из них приехали больные, вшивые. Началась эпидемия сыпного тифа, которая унесла жизни многих православных людей. Порой семьи теряли по три-пять человек. Кроме этой болезни, болели брюшным тифом, цингой, куриной слепотой и др. Ежедневно хоронили 7-10 человек. Сначала хоронили в гробах, потом не успевали делать гробы и стали хоронить в общей могиле, штабелем укладывая людей друг на друга... Почти все переболели. Выжили самые крепкие, самые выносливые. Здоровые люди продолжали строить. Был возведен деревообрабатывающий цех, которым руководил Василий Кузьмич Хвиюзов. Цех начал выпускать мебель: шкафы, столы, табуретки. Одновременно строилась и точильная фабрика, которая начала работать в три смены и выпускала доброкачественную продукцию: точила, жернова, бруски, оселки. Фабрика имела всесоюзное значение, ее продукция развозилась по всем уголкам Советского Союза.

Посёлок Пиня-из рос быстро в сторону реки Печоры и в сторону Каменной горы, где расположилась точильная фабрика. Между посёлком и точильной фабрикой находился лагерь заключенных Ухтпечлага.

Около фабрики был построен фабричный посёлок, где проживали фабричные рабочие. Много переселенцев умерло от туберкулёза лёгких. Рабочей силы стало не хватать, поэтому сюда были направлены трудоспособные люди из посёлков Гортъель, Ичет-Ды, Сой-ю. Был построен клуб, где показывали немое кино, спектакли, проводили собрания, танцы и другие мероприятия.

В 1931 году в посёлке построили двухэтажное здание, сначала в нём разместили семьи с детьми, а потом устроили школу-семилетку. В посёлке Пиня-из было много детей, которые пошли в пятый класс. В верхнем этаже были классы, в нижнем - интернат, столовая, и жили учителя. В мае 1935 года состоялся первый выпуск семилетней школы. В дирекцию школы пришло распоряжение - направить лучших учащихся на учёбу в село Мохча, чтобы они полумили профессию учителей начальных классов. Все направленные в 1938 году успешно закончили педучилище и получили направление в окрроно села Усть-Усы, который распределил их по районам. Все выпускники работали добросовестно, многие награждены, есть заслуженные учителя Коми ACCР отличники народного образования.

В посёлке Пиня-из был большой совхоз, на полях которого росли зерновые и овощи, они шли на питание в детский сад, в больницу, школу, столовую. Хватало на всю зиму. Имелось и большое овощехранилище. Заготавливали сено для скота. В основном работали учащиеся, начиная с 5-го по 7-ой класс. Многие учащиеся посёлка после окончания семилетки учились в речном техникуме села Щельяюр Ижемского района и в сельскохозяйственном техникуме села Ижмы. Учились и в Сыктывкаре в фельдшерско-акушерской школе (ФАШ), кооперативном техникуме, выезжать за пределы Коми АССР им не разрешали.

Труженики поселка Пиня-из внесли большой вклад в развитие Республики Коми. Поселок был передовым в развитии промышленности, сельского хозяйства, культуры, но почему-то незаслуженно забыт! Такой посёлок забывать нельзя! Он был основан 26 июня 1931 года.

В годы Великой Отечественной войны многие жители Пиня-из сражались на фронтах с фашистами и положили свои головы, чтобы Республика Коми росла и процветала. Когда в мае 1942 года репрессированных реабилитировали, многие, получив паспорта, выехали за пределы Коми АССР, но много потомков реабилитированных живет здесь и в настоящее время.

В 1931-1932 гг. во время эпидемии сыпного тифа треть посёлка вымерла. Осталось огромное кладбище, расположенное на высоком берегу Печоры за деревней Усть-Воя. Во второй половине 40-х годов с появлением лагеря заключённых, кладбище было уничтожено, кресты сожжены, могилы сравнены с землёй. На этой земле построены лагерные здания. Вот мы и считаем, что на месте захоронения православных переселенцев нужно поставить памятный знак, который виден был бы издалека, чтобы люди, проплывая по Печоре на теплоходах, лодках, «Ракетах» могли помянуть этих людей, поклониться и перекреститься, а теплоходы дать сигнал в память безвинно и безвременно умерших. Такой знак есть на месте посёлка Ичет-ды, и надеемся, что найдутся и в Вуктыле средства и люди, чтобы и Пиня-из не исчез из памяти».

 

ПОКАЯНИЕ – Сыктывкар, 2001г. 2001 Т. 4 Часть 2

Спецпоселок Пиня-из

В 1931 г. начались репрессии. И тысячи людей пострадали от этих репрессий - в основном крестьянство. Чтобы подвести семью под репрессию, находились всевозможные причины. Но у правительства была, видимо, одна - освоение северных мест. Людей высылали из своих домов, в чем были. Давали на смену белье и часть одежды. Все нажитое годами тяжелым крестьянским трудом шло под конфискацию - дом, скот и прочее. Концентрировали арестованных в Архангельске. Людей, как скот, грузили в баржи и с Архангельска везли Белым и Баренцевым морями в устье Печоры-Нарьян-Мар. По Печоре баржи тянули пароходами вверх. По пути следования баржи оставляли. В Усть-Цилемском районе - где были из репрессированных образованы поселки Новый Бор, Росвино - всех не знаем. После Усть-Усы баржи были оставлены и образован из репрессированных п.Песчанка. Нас довезли до д.Усть-Воя, состоявшей, из нескольких изб. Высадили на берег, несколько семей провезли до д.Щугор. Сколько семьи потеряли своих родных в пути... Когда пароход приставал к берегу для пополнения запас дров, с барж хоронили умерших в пути. Хоронили в одну большую могилу. Это очень хорошо осталось в памяти, т.к. после Усть-Усы у д. Лыжа брали дрова и хоронили умерших, в числе которых была и наша родственница. И рожали женщины в этом кошмаре на барже. И вот на первый Спас привезли в д. Усть-Воя. Выгрузились с барж. Деревенька на горе, рядом река Печора, а кругом - сколько можно увидеть - лес. Цель привоза ссыльных была запланирована - построить точильную фабрику. В лес, к этой горе с точильным камнем, за 5 км от д.Усть-Воя вела тропинка, по которой можно было идти по одному человеку пешком. Гора с точильным камнем была известна еще до революции купцу (по рассказам местных жителей), но он не мог в одиночку осваивать - сложно все было. Каким-то путем немного разрушали и делали бруски - точить косы, топоры, ножи и прочее. Им же была там выстроена часовенка, куда ходили помолиться окрестные жители. Вот так и образовалась тропинка к горе.

Из ссыльных сразу же образовали строительную бригаду. Надвигались холода, и нужно было людям жилье. До снега построили несколько бараков, В каждой комнате (полы были в зиму земляные), в каждом углу были нары высотой в рост взрослого человека, и к нарам сделаны лесенки. На каждых нарах располагалась семья. Посередине стояла железная печь, длинный стол для всех семей и по бокам стола - лавки. Начались холода, а с ними и болезни. Ведь многим пришлось жить в землянках - временном жилье. Питание было более чем скудное. За зиму захоронения были на двух кладбищах. Но народ был выдержанный, работящий. В первый год построили деревообрабатывающий цех, больницу, двухэтажную школу, детсад, плотину, и уже на следующую зиму забыли про лучину - было электричество.

Естественно, сразу же строилась и точильная фабрика (1938 г.). На следующую навигацию завезли на фабрику оборудование. В то время таких фабрик в Союзе было 2 - на Урале и Печоре. Лес рубился планово, и весной шла раскорчевка. Создали хозяйственную артель, позднее стал колхоз, где выращивали почти все овощи, сеяли зерновые. Построены были скотные дворы, конюшни. Была организована рыболовецкая бригада. Река и лес кормили людей.

Так репрессированные создали новый посёлок, названный «Пиня-из» (зубастый камень).

Часть ссыльных работала на земле, а вторая часть - на фабрике. Но рабочей силы на точильной стало не хватать. Очень много уходило из жизни от туберкулеза. Шлифуя точила, бруски и прочие изделия из камня, люди не понимали, какую пыль они вдыхают, а результат - туберкулез. Тогда семьями приезжали люди из Ичет-Ди, Сойю, Гортьеля, т.к. условия жизни в Пиня-из считались получше. Приехавшие сразу расселялись в дома (двухэтажные), специально выстроенные в километре от фабрики. Возможно, и агитация была поставлена. Но вероятнее всего, репрессированных тех поселков направляли для работ на фабрику не по доброй воле.

За несколько лет (года 3-4) поселок было не узнать. Дома отделали. Большинство семей имело отдельные комнаты. Строили семьи и свои дома. Были построены аттракционы игровые для детей. Все старались сами ссыльные. Были среди ссыльных образованные люди, инженеры и вообще от Бога умельцы. От фабрики до пристани, где были выстроены фабричные склады, была проложена узкоколейка (5 км), по которой грузы возили на мотовозе. Был выстроен замечательный клуб. Работали кружки самодеятельности, созданные репрессированными. Очень часто крутили кино. Начали смотреть еще немое (не озвученное). На спектакли самодеятельности, на концерты и кино давались поощрительные билеты за хороший труд.

Геологами велись и буровые работы. Из одной скважины (рядом с фабри кой) пошел сероводород. Была задумка впоследствии построить там водолечебницу. Эту воду возили в больницу для лечения. И очень хорошо помогала больным людям. Но лечебнице не суждено было быть. Истощилась гора с точильным камнем, а вместе с этим стала угасать жизнь поселка Пиня-из. В послевоенные годы, когда репрессированным выдали паспорта, и они получили право выезда, многие уехали. Распался колхоз, другие бригады, и угасла в прессе слава о поселке Пиня-из, когда-то так звучащая, и снова вернулось прежнее название деревни - Усть-Воя. И очень жаль, что исчезло название поселка Пиня-из. Потомки тех репрессированных могли бы гордиться этим поселком (хотя бы названием) и родными, создавшими в адских условиях этот поселок и так много сделавшими для северного края. Память о них следует хранить.